Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
04:15 

Трикстер

GoldAn
Автор: GoldAn
Бета: Сама себе бета)
Фэндом: Naruto
Персонажи: Гаара/Саске (основной)
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Юмор, POV
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: планируется Миди
Состояние: в процессе написания
Описание: "Я хотел было возмутиться, но решил, что не умру от этого. Достал ещё одну сигарету и закурил, а Саске продолжил рисовать. Иногда я бросал на него короткие взгляды, а потом в какой-то момент подумал, что он, пожалуй, бесит меня меньше всех."
Публикация на других ресурсах:Только с моего разрешения, не поленитесь написать
Примечания автора: Решила написать что-нибудь редкое, надеюсь, вам понравиться) Но, предупреждаю, ООС силен как никогда.



Меня зовут Сабаку но Гаара, я студент второго курса Технического Университета Конохи, и соответственно мне 20 лет... исполнилось на днях... Это был самый странный мой день рождения за всю жизнь. Да, честно говоря, это касается и последних двух месяцев моей жизни. За это время не поменялась, наверное, только моя внешность. Как был рыжим, так и остался, та же татуировка на лбу, голубые глаза, хотя люди вокруг говорят, что как раз глаза стали добрее. Как представлю свою милую мордашку, самого в дрожь бросает. Все это дерьмо началось около года назад. Ко мне в группу перешел жуткого вида парень: средний рост, черные глубокие глаза, брюнет, черты лица выдавали его отнюдь не крестьянское происхождение, худой, но в меру. Его звали Саске... Саске... Что за имя такое уебанское, Саске? С его внешними данными надо быть занудным ублюдком, поменять имя и не улыбаться постоянно во все 32, как это делал он!
Я помню как он подошел ко мне знакомиться.
- Привет! Меня зовут Учиха Саске, мы теперь одногруппники. - Он протянул мне руку и так широко улыбался, что тошно стало. И тут я понял, что хочу съездить ему по физиономии и выбить парочку этих дохрена начищенных белых зубов.
Я сдержанно кивнул и пошел на выход из аудитории. Парень несколько мгновений стоял в недоумении, а потом догнал меня и решил продолжить.
- Ты, кажется, не очень дружелюбный, да? - Он так старательно забегал вперед, чтобы посмотреть мне в глаза, и я поощрил его, кинув уничижительный взгляд. - Ты б хоть кивнул, а то я могу подумать, что ты глухонемой.
- Зато бью четко в цель и очень больно.
- Ну хоть что-то! - И снова улыбнулся.
- Парень, что ты хочешь? Разве я не ясно дал понять, что у меня нет желания с тобой знакомиться, а уж тем более общаться?
- Несмотря на мою высокую успеваемость, таких вещей я не понимаю! - Он, что, блять, губы надул? Я на секунду застыл, а потом резко направился к выходу из университета.
Возможно, я двигался слишком быстро и этот Саске не смог меня догнать, или он просто понял, что я не намерен с ним дружбу заводить, но суть в том, что ушёл я один. Чем дальше я отходил от университета, тем медленнее становился мой шаг. Я решил дойти до парка и где-нибудь там покурить и хоть немного успокоиться. Что-то с этим парнем было не так, это однозначно. Он бесил меня больше остальных, и в моей голове никак не укладывалось сочетание аристократической внешности и глупой добродушной улыбки. Но, как потом выяснилось, это не единственное, что отказывался принимать мой мозг.
Через пару дней он решил предпринять вторую попытку со мной подружиться. Саске нашел меня в столовой, и в его голову пришла мысль пообедать вместе.
- Привет! - Он шумно поставил стакан с чаем на стол и так же шумно сел. Потом достал шоколадку, начал есть и попутно расспрашивать меня о жизни. - Приятного аппетита! Как дела?
Я глубоко и обреченно вздохнул, подпер голову ладонью и прямо уставился на оппонента.
- Опять в молчанку играешь? Хоть бы "спасибо" сказал.
- Если я скажу, ты уйдешь?
- Мм... возможно!
- Спасибо. Уйди.
- А за что спасибо?
- За аппетит. Ты уже должен был уйти.
- Теперь не могу. Мы же начали разговор! - Я от души стукнул себя ладонью по лбу и стал рассматривать проходящих мимо студентов. - А мне говорили, что из тебя больше двух предложений за раз не вытянешь.
- Иногда нужно прислушиваться к мнению большинства.
- Иногда? Это ты типа "против системы", да?
- А ты считаешь, что нужно присоединиться к общему стаду баранов? - Я устало перевел взгляд на Саске и изогнул бровь.
- Я считаю, что нужно быть самим собой и делать так, как считаешь нужным. - Он даже перестал жевать и серьезно посмотрел на меня. - Но не все же такие бараны, как ты о них думаешь!
- Конечно, мои сестра и брат крайне выделяющиеся личности. - Я усмехнулся и снова стал разглядывать толпу. Он и правда развел меня на разговор.
- Эээ?! У тебя брат и сестра есть? Классно, а у меня только брат, старший. Знаешь, он мне тоже кажется не таким как все.
- Тебе только кажется.
- Не говори так! Ты его даже не знаешь! К тому же он чем-то похож на тебя.
- Так терпеть тебя не может?
- Так же много язвит, придурок. - На последнее слово я отреагировал незамедлительно. Я прямо смотрел ему в глаза и четко барабанил пальцами по столу. Этот парень определенно бесит меня больше всех.
- Очень рад. - Отрезал я и, встав, направился к выходу из столовой. Но в паре шагов от стола меня настигнул его ехидный смешок. Я остановился, но поворачиваться не стал, решил, что молча уйти будет безопаснее для него.
Прошла неделя, Саске особо меня не доставал, хотя продолжал так же громко здороваться и прощаться. Я подумал, что меня это устраивает, и ещё через неделю даже стал кивать в ответ на его возгласы.
Никогда не был особо общительным, за что меня часто ругала сестра. Всегда пропускал мимо ушей её лекции по поводу друзей, хотя иногда подумывал о том, что мне не помешал бы хотя бы один друг. Пока меня устраивало все, поэтому особо не задумывался. Но прожить свою жизнь спокойно мне, видимо, была не судьба, и простыми "конфузами", именно так я называл наши встречи с Саске, дело не обошлось. Мы все чаще сталкивались в университете, он все чаще со мной разговаривал, а я как-то уж слишком много стал ему говорить. Было дело, что мы даже провели целую ночь вместе. Тогда мне просто приспичело пройтись вечером. Я забрался на крышу одного из высотных домов и медленно закурил. Середина осени, было не холодно, и я решил, что посижу пару часов тут. Легкий ветер приятно ласкал лицо, вокруг летали яркие листья, а где-то внизу уже стихала привычная людская суета. Я облокотился руками на заграждение и всматривался в вечерний пейзаж. Было действительно красиво.
Моё уединение было прервано каким-то копошением сзади, которое я, кстати, и не сразу заметил. Я лениво обернулся и замер. Напротив меня в таком же шоке стоял никто иной как Учиха. "Ну вот какого хуя?" - подумал я тогда. В коем-то веке нашел такое замечательное место, и надо было именно ему сюда придти.
- Гаара? Что ты тут делаешь?
- То же хочу и у тебя спросить.
- Нуу... я это... по делу, вообщем!
- И какое дело может быть ночью на крыше? - Я стал пристально его рассматривать и заметил абсолютно странные предметы в его руках: он держал большой альбом, краски и карандаши. - Ты что, рисуешь? - Моему удивлению не было предела. Брови целенаправленно поползли вверх, а рот отказывался закрываться.
- Так, иди отсюда, это моя крыша!
- Да ладно?
- Я тут под ней живу!
- Удачно я зашел...
- Ну иди уже давай!
- Я не хочу. Буду сидеть тут и смотреть на твои каракули. - Я с победным видом посмотрел на него, но его взгляд моментом стер с моего лица самодовольную ухмылку.
- Послушай, это моё увлечение, и мне абсолютно все равно, что ты об этом думаешь, но если ты не заткнешься я разрисую твое лицо и, уж поверь мне, не красками.
- Хм... - Саске как никогда серьезно на меня смотрел, даже ни на секунду не отводя глаз. Меня зацепил это дерзкий взгляд, и подумал, что мне даже интересно, что там такое он рисует. Не привык отказывать себе, я быстро подошел к нему и буквально выхватил альбом, надеясь действительно увидеть там каракули. Учиха что-то возмущенно кричал и пытался отобрать вещь, но я был выше и шире его, поэтому меня не особо тронули его попытки. Открыв уже первую картинку я пораженно замер. Несмотря на мою абсолютную неосведомленность в области искусства я посчитал его рисунки невероятно красивыми. Скорее всего это у меня на лице было написано, потому как парень тоже замолчал. - Очень неплохо.
- Ты что, серьезно? - Учиха, видимо не ожидал от меня похвалы и не сразу поверил в искренность моих слов.
- Не взирая на мое нежелание это признавать, это так. - Я отдал ему альбом и снова закурил, вернувшись туда, где изначально стоял.
Минутой позже Саске подошел ко мне, неуверенно помялся и поблагодарил.
- Спасибо.
- За это не благодарят. У тебя талант.
- Хах... я тронут. - Он улыбнулся, положил принадлежности и облокотился на перила, копируя мою позу. - Не думал, что увижу тебя здесь.
- Я тоже не думал, что ты меня здесь увидишь.
- Опять язвишь?
- Чуть-чуть.
Мы около пяти минут простояли молча, а потом Учиха взял альбом, карандаш и начал что-то рисовать. Когда я повернулся, то понял, что он рисует меня. Мои брови снова взметнулись вверх.
- Ты обалдел?
- Что? - Он оторвался от своего занятия и с неподдельным непониманием посмотрел на меня.
- Ты рисуешь меня.
- Я в курсе.
Я хотел было возмутиться, но решил, что не умру от этого. Достал ещё одну сигарету и закурил, а Саске продолжил рисовать. Иногда я бросал на него короткие взгляды, а потом в какой-то момент подумал, что он, пожалуй, бесит меня меньше всех.
С той ночи прошло 4 дня. На моё удивление сопливых криков "теперь мы лучшие друзья!" от Учихи не последовало. Он спокойно со мной здоровался, так же приветливо улыбался, вот только взгляд стал другим. Я не мог понять, в чем дело, а о том, чтоб спросить и речи не шло. Мне все больше и больше казалось, что он невероятно странный, но это никак не способствовало пониманию, что твориться в голове у Саске. Кажется, я стал чаще назвать его по имени...
Примерно через месяц мне пришлось узнать ещё одну до этого скрытую черту его характера. Я тогда в своей привычной манере решил прогуляться вечером и в одном из переулков услышал потасовку. Настроение было паршивое - сестра опять на мозги капала -, и адски хотелось чью-нибудь морду по стене размазать, вот меня и понесло туда. Когда я повернул в закоулок, то понял, на сколько меня заебали эти случайные встречи с Учихой. Судя по всему, происходили какие-то разборки с его участием, причем, как я понял, они не розовых пони обсуждали.
- Ты кто такой? Давай-ка, пиздуй отсюда! - Это было отнюдь не самое приятное приветствие в моей жизни, что несколько прибавило бешенства к моему итак плохому настроению.
- Рот закрой, шавка. - Несмотря на темноту я даже смог узнать этого парня. Это был Инузука Киба, местный собачник: он яро любит собак, да и сам на них сильно смахивает.
- Эй, эй... не стоит так с ним разговаривать... - Ах, ну куда же без него! Узумаки Наруто. Они с этой псиной лучшие друзья, они, наверное, даже с одними девушками спят, если не друг с другом.
С этим блондинчиком мы знакомы ещё с первого курса. Я тогда только пришел в университет, а он был на втором курсе. Шумный, яркий и неугомонный, всегда говорил правду в лицо, за что нередко получал. В частности и от меня. Помню, он сказал, что я заносчивый самовлюбленный ублюдок, что крайне польстило мне, но его следующие слова прописали его на две недели в больницу с переломом руки и сотрясением мозга. "Закомплексованный мудило, ты ничего не можешь по жизни!" А ты не смог тогда себе новый зуб вставить и ходил полгода дырой сверкал. После этого Наруто пообещал, что будет тренироваться и победит меня. Сейчас, видимо пока время не пришло, и он решил решил ещё и друга спасти, что было жутко благородно с его стороны, потому как я уже закипал от злости.
- А? Узумаки, ты что, боишься?
- Киба! Я никого не боюсь! Просто я бы на твоем месте лишний раз его не трогал...
- А что будет? - Вот и Учиха проснулся. Он с явным интересом ждал ответа Наруто.
- Вот если ты ещё раз мне так случайно посредь ночи попадешься, то обязательно узнаешь.
- А ты что, такой крутой? - Еще парень вылез. Откуда, блять? Его я не признал и вообще не был уверен, что мы знакомы. Он по внешности чем-то напоминал Саске, но по-блядски опущенные узкие штаны на бедрах заставили меня мысленно удариться головой о стену. Ну почему я живу на одной планете с такими выродками?
- Если штаны подтянешь, тоже будешь круче казаться. - Моя реплика насмешила Учиху, и он прыснул в кулак.
- Ты не в той ситуации, чтобы смеяться. - Киба вернул свое внимание к изначальному объекту.
- Слушай, конопушка, шел бы ты отсюда. - Как меня назвало это хуйло в коротком топе?!
- Сай! - Я стал медленно подходить к компании, и Узумаки решил спасти ситуацию, так как мой взгляд был ему знаком. - Гаара, это и правда не твое дело. Просто уйди.
- Конечно. Только я втопчу в землю этого петуха, размажу по стенке собачника и тебе напомню о моем ударе с ноги. - Я подходил все ближе и ближе, и тут Наруто сделал самую большую ошибку в своей жизни. Он схватил меня за руку. После этого все как в тумане...

***
- Гаара! Гаара! Ты же убьешь его! Гаара!
Мгновенно сознание вновь ко мне вернулось, и я смог лицезреть у своих ног троих парней в луже крови. Я даже не стал рассматривать, как их отмудохал. Такие припадки у меня бывают редко, но, как говориться, метко. Я словно отключаюсь, и остается только всепоглощающая ненависть ко всему окружающему. Скорее всего это началось после смерти родителей, когда каждый подходил ко мне, выражал свои соболезнования и вместо того, чтобы поддержать, говорил, как мне будет плохо теперь жить. Я тогда разбил лицо другу семьи. Мне было 12 лет. Как-то одна моя одноклассница сравнила меня с песком, мол, я такой же сухой и жесткий. Сакура... ты тогда заставила меня заплакать.
Я медленно развернулся и нетвердо зашагал прочь, Саске нагнал меня спустя несколько метров.
- Что это было? - Мне показалось странным, что он говорил серьезно, хоть и несколько озадаченно. Он не кричал, что я монстр, как это делали другие, ему действительно было непонятно, что произошло.
- Лучше не суйся в это. Да и ко мне тоже.
- Но...
- Просто не говори никому, что видел. Здесь ещё никто не знает обо мне.
Саске остановился и ещё несколько минут смотрел мне вслед, я чувствовал его тяжелый и полный непонимания взгляд. Я уходил все дальше, но так ни разу и не обернулся.
"Закомплексованный мудило, ты ничего не можешь по жизни!"
Наруто, если бы ты только знал, за что получил год назад. Ты лежал в больнице не потому что оскорбил меня, а потому что...

***

Два месяца Учиха обходил меня стороной. Чем больше времени проходило, тем меньше я был уверен, что он не испугался тогда. Теперь я был уверен, что мне показалось. Спустя ещё месяц он все-таки заговорил со мной. Я шел домой и как всегда курил, Саске догнал меня, и как ни в чем не бывало, весело поздоровался.
- Ты чего такой смурной? На фоне твоего лица солнце кажется ни к месту.
- Тебе с чего это вдруг в голову взбрело со мной опять пообщаться?
- Я, собственно, и не хотел с тобой контакты рвать, просто узнавал о тебе.
- Что?
- Ты сказал, что здесь о тебе никто не знает. Я спрашивал, это так. Даже твои однокурсники знают только твое имя и скверный характер.
- Больше им ничего и не нужно знать.
- Почему?
- А ты что, на каждом углу о себе треплешь?
- Нет. У меня свои скелеты в шкафу, но я считаю, что стоит быть более открытым. Ты так не считаешь?
- Для того, что бы быть более открытым, нужно быть уверенным, что ты людей не распугаешь.
После моих слов мы шли в молчании. Когда я подошел к дому, то резко понял, что Учиха все ещё со мной.
- Почему я не заметил, как ты ушёл?
- Потому что я не ушел.
- А почему ты не ушёл?
- Потому что я хочу узнать о тебе больше.
- А почему... Блять... какого хуя, собственно?!
- Ты сам ничего не расскажешь, это я понял.
Его простота меня бесила. Конкретно так бесила. А ещё это гребаная серьезность. Нацепи свою дурацкую лыбу на табло и ходи!
- Учиха... не лезь ко мне.
- А ты не рычи на меня, а то на Кибу похож.
- А ты, я смотрю, рядом с ним в больнице полежать захотел.
- Его уже выписали.
- Что-то его в универе не видно.
- А ты думаешь, он после такого захочет появляться в радиусе твоего поля зрения?
- Сегодня ты невероятно логичен.
- Не язви, бесишь.
- Отвали, достал.
- Спасибо... - Благодарность была вполне искренней, и я не совсем не понял, к чему это.
- Чего?
- Ты помог мне. - Парень не переставал меня удивлять.
- Ты о чем?
- Тогда... Знаешь, я бы наверное не смог с ними справиться.
Я понял, что он умеет реально оценивать свои силы и признавать ошибки. Это одни из тех качеств, которые ценны в человеке. Вроде я начал его немного уважать.
- Если бы это было осознанно, стоило бы благодарить.
Несколько минут мы снова провели в молчании, а потом Саске заговорил.
- Я правда хочу понять, что ты за человек.
В какой-то момент мне действительно захотелось, чтобы он узнал обо мне.
- Попробуй.
С этим словом мой панцирь дал первую трещину...
Дурацкая у этого Учихи выработалась привычка - добиваться своего. "Ну кто меня за язык тянул, кто?! Это ж надо было ляпнуть, мол, попробуй! Да ебись оно все конем!" - это я повторял в течение уже пяти дней как молитву. Пять гребаных дней он ходил впритык со мной. Он встречал меня утром, приходил на лекции и садился рядом, обедал со мной, домой провожал. Но раздражало меня не это. Меня раздражало, что именно это как раз и не раздражало. Я бесился оттого, что просто не знал как себя вести. Он что-то спрашивал, смеялся, складывалось впечатление, что ему легко со мной. А мне?... Я не знал, что чувствую, находясь рядом с ним, но стал понимать, что Саске совершенно не такой, каким себя показывает. На самом деле он кладезь противоположностей и тайн. Оказалось, он действительно грубый, каким я его и представлял, но до безобразия вежливый. В течение следующий трех недель мы снова встретились на крыше целых два раза, а потом он позвал меня днем прогуляться по парку. Я терпеть не могу зиму, но погода была отличная, да и к тому времени уже потихоньку весна кралась, поэтому я согласился.
Мы встретились у главного в хода в центральных парк в 4 часа. Был выходной, поэтому народу для меня копошилось как-то многовато. Я был удивлен пунктуальностью Учихи, но вдруг осознал, что он даже на занятия ни разу не опоздал. Он кажется мне все интереснее.
- Сегодня местные школьники устроили флешмоб, давай сходим?
- Я так понимаю, ты именно для этого меня сюда притащил?
- Ой, да ладно тебе! Я уверен, будет что-нибудь интересное.
- Конечно, например, ты в сугробе.
- Не смешно. - Он прищурил глаза, фыркнул и, взяв меня за рукав, пошел в центр парка.
Чем ближе мы подходили, тем больше становилось народу. Поначалу меня это зверски бесило, но потом я был увлечен мероприятием, что нашел странным только в конце. Саске оказался прав, и там действительно было интересно. Школьники весело обсуждали дальнейшие действия, придумывая на ходу конкурсы и развлечения. Обстановка не напрягала, народ вроде адекватный - все было бы ничего, если б, блять, я в этом не участвовал. Учиха задел за больное, поймав меня на "слабо", и я повелся как ребенок, даже не заметив.
Нашей задачей было вывести из себя продавщиц в ближайших ларьках до такой степени, что они должны будут выйти из них. Позже я узнал, что это придумал Узумаки, который ни одного подобного мероприятия не пропустил. Да все было понятно с самого начала: такую глупую идею мог предложить только он. Ну в итоге пришлось мне все-таки бежать бесить бедных женщин. Конечно вообще бесить людей - мой конек, но Саске явно меня превзошел. Даже меня его слова начаои раздражать, а я ведь просто рядом стоял.
- Здрасте, я шоколадку хочу. - У него было такое невинное лицо, что, я думал, ему ту шоколадку бесплатно отдадут.
- Какую тебе, мальчик?
- С орешками.
- Тут с разными есть, тебе с какими конкретно?
- Ну, зелененькая шоколадка такая.
- Аа! Поняла, сейчас принесу. - Женщина положила перед Учихой шоколад в зеленой обертке, и, похоже, даже денег с него брать правда не собиралась.
- Ой.. это не та...
- Тебе с зеленой ленточкой что ли надо?
- Нет, там вообще зеленого нет.
- Как нет? Ты же сказал, что зеленую хочешь.
- Я такого не говорил.
- Говорил. Ну не важно, так, какую дать?
- Фиолетовую.
- Ээ... - Продавщица задумчиво оглянулась. - Такой нет.
- Как нет? Ну вот же! - Саске кивнул в сторону полок.
- Где?
- Ну вот! Вы, что, не видите?
- Да нет там фиолетовой!
- Какой фиолетовой? Я про желтую говорю!
- Что ты мне голову морочишь? Ты фиолетовую просил!
- Да не просил я!
- Я даю тебе первую попавшуюся шоколадку, и ты уходишь отсюда, понял?
- Не нужна мне шоколадка! Я за водой пришел!
- Какой ещё водой?
- С синенькой оберткой.
- Парень....! - Женщина не успела договорить, как ее перебил Учиха.
- Теть, у тебя такая охуенная грудь.
Продавщица выглядела крайне страшно в этот момент. Через секунду она выбила ногой дверь и с воинственными криками "Прибью!" и веником бежала за Саске метров десять. Сказать, что я был в шоке. значит ничего не сказать. Он нес такую чушь, что я бы на третьей реплике окошко закрыл, но его "выступление" оценили все моберы и купили два мороженых, вручив его как награду "за самый идиотский развод". (п/а реальная история из жизни :D ) Одно, естественно, Учиха вручил мне и довольный собой предложил уйти.
Мы уже около двух часов бродили по набережной и говорили не о чем: погода, школа и т.д. Но под конец разговор забрел в опасное русло.
- Гаара... расскажи о своей семье.
Я ответил напряженным молчанием, ясно дав понять, что не хочу разговаривать об этом. Пока не хочу.
Саске в очередной раз проводил меня до дома.
- Ты теперь всегда меня провожать будешь?
- Нуу... зато я не беспокоюсь о том, что на тебя кто-нибудь нападет! - Он улыбался. Не так широко, как обычно, но эта улыбка мне нравилась на много больше.
Мои черты лица смягчились, и уголки губ чуть поднялись. Саске заметил это и восхищенно замер, а потом снова улыбнулся. Да, Учиха. Ты первый, кто за всё это время заставил меня отодвинуть маску.
Улыбка покинула его губы, он прыгал на месте, чуть слышно стуча зубами.
- Замерз.
- Да нормально, приду домой отогреюсь.
- Ты вообще дойдешь до него?
- Должен во всяком случае.
Время подходило к десяти, и, понятное дело, теплее не становилось. Я посмотрел на небо и решил, что я и так сегодня начал сходить с ума, поэтому можно продолжить.
- Если хочешь, можешь остаться у меня.
До Учихи не сразу дошёл смысл сказанного, и он пораженно пялился на меня около двух минут. А я все так же смотрел на небо, понимая, что действительно схожу с ума. Я развернулся и направился в сторону подъезда, считая свой долг выполненным. Ну я же предложил, остальное - его дело.
- Я... да... - Саске быстро нагнал меня, достав телефон, написал кому-то смс, и продолжил тихо следовать за мной. - Аттракцион невиданной щедрости.
- Будешь язвить, на улицу выкину.
- С кем поведешься!
Мы поднялись на нужный этаж, и я открыл дверь, впуская гостя. Учиха, как-то совсем по-детски оглядываясь по сторонам, прошёл вглубь прихожей.
- Я ожидал увидеть скелеты на стенах.
- Прости, что не оправдал твоих ожиданий. И кстати, не забудь убрать розовых слоников, когда я к тебе наведаюсь.
- А ты собрался ко мне в гости?
Я удивленно посмотрел на него, не ожидая, что он именно эту часть предложения отметит. Честно говоря, фраза вылетела на автомате, поэтому я прибывал в некотором шоке от самого себя. Ничего не ответив, я хмыкнул и развернулся в сторону кухни, жестом приглашая Саске идти за мной.
- Ты что, готовить умеешь?
- Если я чайник поставил, это не значит, что я готовлю.
- Я не про это. Тут курицей пахнет.
- А это... Сестра, наверное, заходила, поесть принесла.
- Ты один живешь?
- Да. И на заметку: я совершенно не умею готовить.
- А вот я любитель.
Я в очередной раз хмыкнул и, достав из штанов пачку сигарет, закурил. Это вторая сигарета за день.
- Ты что, издеваешься, пепельница?
- М?
- Ты даже в доме куришь!
- И что? Это мой дом. - Эта фраза заставила парня заткнуться.
Неожиданно заиграл рок, телефон звонит. На экране светилось "Темари". Любимая моя сестра не могла не узнать как мне её пересоленная курица.
- Тем, я занят, курица вкусная, спасибо. - И отключился.
- Та мелодия на звонке...
- Моя любимая песня.
- Как ты можешь слушать эту херню?
- Единственную херню, которую я сейчас слушаю, это ты.
- Достойный ответ.
Я уже в который раз удивленно посмотрел на Саске. Его глаза горели ехидством. Теперь я совсем перестал понимать его.
Мы до ночи сидели и пили чай. Очень много разговаривали. Учиха теперь не казался мне шумным, он открылся мне с новой стороны. Он интеллигентный, сдержанный и очень интересный. А ещё в какой-то момент, буквально на миг, мне показалось, что он необычайно красив....
Да... я определенно схожу с ума...
Ночь прошла без приключений: я отправил парня спать на диван в гостиной, а сам пошёл к себе. Мне не давали покоя мысли о том, что что-то в моей жизни начало меняться, и как относиться к этому, я не имел никакого понятия. Я остался замкнутым в себе хамом, а, значит, всё в порядке. Короче говоря, особо заморачиваться не стал, но чувство, что меня где-то наябывают, не покидало в течение долгого времени.
Через несколько дней после той ночевки Учихе взбрело в голову потащить меня на тусовку. Какие-то там его друзья устраивали пати-на-хате, и, видимо, без меня было никак.
- Да брось, Гаара, давай сходим! Ну что ты ломаешься? - он широко размахивал руками и громко возмущался.
- Что в слове "нет" тебе не понятно?
- Причина.
- Я не хожу по таким мероприятиям.
- Ты вообще куда-нибудь ходишь?
- Да.
- Куда?
- Обычно по ебалу таким надоедливым как ты.
- Задница!...
Мы спорили около 15 минут, но в итоге каким-то невероятным способом он меня уговорил, и через три часа мы стояли у входа в небольшой котедж. Я проклинал всё, на чем свет стоит.
- Напомни мне, Учиха, что я здесь делаю?
- Ты пришел в качестве гостя со своим лучшим другом, - Саске говорил это с абсолютно невозмутимым видом и ждал, пока хозяева откроют дверь. Я же несколько раз пораженно похлопал глазами, что, наверняка, со стороны выглядело комично.
Я хотел было уже вставить свою реплику, выражающую мое мнение по этому поводу, но тут дверь резко распахнулась, и меня обдало соблазняющим запахом алкоголя, сигарет и секса. Та реплика тут же застряла где-то в горле, уступая место сдержанному выдоху. Перед нами с радостной пьяной улыбкой предстал парень примерно одного роста с Саске, его волосы по непонятной мне причине были выкрашены в белый цвет, зубы казались какими-то острыми, кожа бледная. Вообщем, его вид поверг меня в шок и заставил обратить свой взор на дверь.
- Аа! Какие люди, чувак! Ты припозднился, тут уже все в разгаре! - он сказал это слишком громко так, что мы с Учихой одновременно скривились.
- Я никогда не опаздываю, Суйгецу.
- Дааа-даа, ты всегда приходишь именно в тот момент, в который нужно, я помню, - отмахнулся парень.
- Это Гаара, - Саске кивком указал на меня , - Лучшее, что ты можешь для него сделать - это принести выпить и не докапываться, а теперь впусти нас.
Я был крайне удивлен поведением Учихи, но его друга, похоже, это не то чтобы не смущало, более того, как я понял, для него это было в порядке вещей.
Мы вошли в коридор. Отовсюду была слышна громкая музыка и смех гостей. Честно говоря, я обожал такие вечеринки, а не ходил туда, потому что зачастую это ничем хорошим не кончалось. Вроде выпьешь, трахнешь кого-нибудь, расслабишься, но обязательно найдется хоть один придурок, который захочет подраться, а на пьяную голову я совершенно не могу обдумывать что-либо и буквально размазываю по ближайшей стенке нарушителя моего спокойствия. Именно поэтому я завязал с подобными гулянками, и сейчас думал лишь о том, как бы на меня никто не нарвался.
Тем временем Суйгецу проводил нас в самую большую и шумную комнату и посадил на диваны в дальнем углу.
- Сейчас чего-нибудь принесу! - с этими словами он удалился весело приплясывая и напевая играющую песню.
Его дом словно был создан для вечеринок: высокие потолки, просторные комнаты, несмотря на то, что я видела только одну, я был уверен, что они по размерам не сильно отличаются друг от друга. Я с интересом рассматривал яркий интерьер гостиной, про себя отмечая детали поведения всех присутствующих. Саске сидел на удивление тихо, и только когда я повернулся, я заметил его хищный взгляд, которым он рассматривал гостей. Я не был уверен, нравится ли мне такие перемены в Учихе, но одно я понял точно: это меня не раздражало и вполне устраивало.
Буквально через минуту к нам подскочила крашенная в малиновый цвет девушка, её очки практически висели на кончике маленького прямого носа, он пьяно и развязно улыбалась, громко восклицая слова приветствия. Теперь мне даже стало интересно, они тут все такие припизднутые?
- Саааскеее! Я так ждала тебя, сладкий! - она одарила его звонким поцелуем в щеку, после чего тот вытер место поцелуя рукавом, что меня не сколько позабавило.
- Привет , Карин.
- Нельзя заставлять дам так долго себя ждать, - девица надула ярко накрашенные губки и закинула одну ногу на ногу парня.
- Опять Учиху клеишь? У тебя нет шансов, смирись, куколка! - судя по молящему взгляду Саске, Суйгецу подошел вовремя. Он протянул нам по бокалу с алкоголем и, поймав знак "моего лучшего друга", утащил уже успевшую надоесть девушку.
Я снова оглядел толпу и только сейчас заметил пожиравшие Саске взгляды остальных девушек, и только сейчас ко мне пришло осознание того, что мой сопровождающий явно популярен среди женского пола. Непосредственно с объектом вожделения мы не разговаривали. Он какое-то время сидел молча, а потом подмигнул кому-то из народа, столпившегося в центре комнаты.
- По ходу будет секс, - сказал он, всё ещё смотря на кого-то, а потом добавил, повернувшись ко мне и смотря прямо в глаза, - такие вот дела.
Он ушел и где-то час с небольшим я его не видел. Меня несколько дезориентировали его слова, и я совсем не понимал, куда делся тот надоедливый болван. Я около двадцати минут сидел на том же диване в одиночестве пока меня на настигли несколько изрядно выпивших девушек. В какой-то момент я подумал, что стоит повторить действия Учихи, но вовремя вспомнил, что у меня нет презервативов, а трахаться с кем попало без него желания абсолютно не было, поэтому я отложил эту идею на потом. Девицы что-то щебетали вокруг меня, иногда подпевая популярной песне, я ещё какое-то время это терпел, но потом встал и решил пройтись по дому.
Я поднялся на второй этаж и подумал, что было бы неплохо найти отдаленную комнату и хоть немного отдохнуть от женского общества. Когда я не мог занять себя чем-то определенным вроде секса или активного истребления всей выпивки в доме, тусовка начинала резко мне надоедать. Я со скучающим видом брел вглубь коридора, пока не наткнулся на чуть приоткрытую дверь. Я хотел было уже зайти, но действие, происходившее внутри меня переубедило. Саске с вожделением трахал какую-то длинноногую блондинку, которая громко стонала под ним. Я не понимал только того, что по какой-то причине я сразу этого не услышал. Никогда не был особо стеснительным поэтому прямо смотрел на действо, а точнее на Учиху. Он теперь был совершенно другим, не таким, как в повседневной жизни. Дерзкий, эгоистичный, грубый... Я неотрывно следил за его действиями, и с каждым его новым толчком во мне просыпалось то, что так долго дремало. Его движения, пластика, выдохи...
Видимо, я слишком долго и пристально смотрел, потому как он заметил меня и, похотливо улыбнувшись, посмотрел прямо в глаза.
Да, Учиха, ты все правильно понял, я хочу тебя...
Я ещё около пяти минут наблюдал за этой сценой, и чем дольше я стоял, тем глубже я уходил в свои мысли. Я заметил, что меня действительно завораживали движения Саске, и мне все больше хотелось вытащить из под него ту блондинку и жестко трахнуть самого Учиху. Моё желание на мгновение показалось мне несколько странным, ведь я натурал. Ну, был им, во всяком случае. Но моя страсть к экспериментам брала верх, и разум успокоился. Саске раза три посмотрел на меня, томно выдыхая и постанывая, я лишь сжимал челюсти и старался как можно быстрее сдвинуться с места, что в конце концов мне удалось.
Я вышел из дома и закурил. На крыльце музыка была не так слышна и не раздражала слух, но в голове эхом отдавались стоны девицы и Учихи. Мне было действительно интересно, что же он скажет, когда мы встретимся. В отличие от многих меня подобные ситуации совершенно не смущали, а лишь забавляли, но сейчас мне стало действительно важным послушать парня. В одну секунду я осознал, что Учиха совсем не такой, каким себя показывает, и это вызвало кучу непонятых эмоций, а на губах расцвета как майская роза ехидная улыбка. А я ведь знал...
- Гаааарааааа... - собирая все косяки и запинаясь, ко мне подошёл Суйгецу и пьяно улыбнулся. - Ты Саске не видел?
- Видел, он сейчас немного занят.
- Аааахаха... Ну как всегда прям, ты посмотри! - он хлопнул меня по плечу и, тихо смеясь, ушел, оставив в некотором недоумении.
- Какого, блять?....
Значит, Учиха постоянно кого-то трахает? Меня настигло чувство глубокого удовлетворения, потому как слова Суйгецу потешили мое самолюбие. Как я и представлял, Саске ублюдок, совершенное воплощение бесчувственности... Понимание этого будоражило кровь, появился нездоровый интерес к этому человеку, и все больше хотелось заглянуть ему в глаза.
Через пятнадцать минут я докуривал уже четвертую сигарету, а за спиной послышался звук закрывающейся двери. Тихие, но уверенные шаги становились все ближе и ближе, и я не сомневаясь, назвал имя.
- Саске, - даже не оборачиваясь, я смог узнать его.
Он тихо хмыкнул и вальяжно спиной облокотился на перила крыльца. Около двух минут мы стояли молча и как-то оба непонятно кривили губы. Учихе игра в молчанку надоела первому, и он решил все же вставить свою реплику.
- И долго ты тут дымишь, паровоз?
- Смешной - уссаться.
- Не стоит.
Язвительности парня я был немало удивлен, но в сердце теплилась толика гордости: авось, от меня научился. Я хмыкнул и повернулся к собеседнику, пристально его рассматривая.
- Чего разглядываешь? Нравлюсь?
- Хочу.
Саске хитро посмотрел на меня и прямо встал, расширяя мне обзор.
- Я, вот, не пойму, Учиха, зачем этот цирк устраивать?
- Я говорил, что у меня свои скелеты в шкафу, - я не сомневался, что он поймет, и задал вопрос, не уточняя подробностей.
- Красивое представление.
- Но ты ведь тоже играешь.
Эти слова ввели меня в кратковременный ступор и заставили задуматься. Слишком уж проницательный этот парень. В какой-то момент мне начало казаться, что у него две маски, и мне сложно было выбрать, какая страшнее.
- Это мои дела, Саске. Не стоит лезть.
- Но мне интересно. Знаешь, ты и правда не такой как все. Многие лишь выставляют себя особенными, но таких баранов целые толпы, несмотря на то, что некоторые все-таки более или менее вменяемы. А ты действительно ненормальный.
- Вот и не связывайся со мной.
- Ты слишком глубоко засел в своем панцире, Гаара.
- Идеальная защита.
- Ты не протянешь так долго.
- М?
- За все время нашего общения я понял, что ты стойкий одиночка, но защищаешь ты не себя от людей, а людей от себя. И долго ли ты сможешь так просидеть один? Тебе ведь нужен кто-то.
С каждым новым словом ехидная улыбка сползала с моего лица, уступая гримасе озлобленности. Он не во всем был прав, но уже топтался около сути. Самым обидным было то, что все это время Саске наблюдал за мной, узнавал, а я даже не заметил, доверяя маске наивного идиота. Он слишком хороший актер, а спектакль для меня слишком сложный. Я не понимал, зачем ему нужно было узнавать меня, но, честно говоря, я нисколько не боялся, что буду раскрыт. Никто до этого не лез ко мне в душу, и меня все устраивало, гораздо логичнее держать людей на расстоянии, заранее зная, что все придурки, к тому же слишком больно режет по сердцу предательство, и мне совсем не хотелось когда-нибудь снова это испытать...
- Нам завтра на учебу, не проспи, - с этими словами я развернулся и начал уходить, наконец понимая, что Саске ожидал от меня слезных признаний. Что ж, облом, детка.
Но в этой сцене главным оставался все-таки Учиха, и своих позиций уступать не собирался. Он резко развернул меня и впился в мои губы страстным поцелуем. Сказать, что это было для меня неожиданным, значит, ничего не сказать. Такого шока я, наверное, ещё никогда не испытывал. Я чувствовал его горячий язык и почему-то свое превосходство, как будто сам Саске уступает мне ведущую роль, доминируя теперь извне. Он крепко держал меня за край свитера, не давая и малейшей возможности отстраниться, мои же руки уже давно притянули его к себе за ремень брюк и теперь с силой сжимали в объятиях. Желание никуда не делось, но продолжению сегодня не суждено было быть. Мы оба понимали, что это только начало новой игры, в которой, я был уверен, победителем мне не выйти.
- Запомни, Гаара, я - крайняя степень аморальности. Делаю всегда только то, что хочу я сам. Мне нет никакого дела до общественных установок, моя жизнь - мои правила, которые я же и буду нарушать. Я буду играть с тобой в игру, и мне важен лишь процесс, поэтому будь так добр, не доводи её до конца, - он снова резко отпустил меня и отошел на пол шага.
Я в недоумении задумался. Здесь слишком много твоих "я", но я принимаю правила игры.
- Ты кого-то напоминаешь мне... - я медленно склонил голову на бок. - Ах, да!
Саске совершенно точно не понял, о чем я, но его улыбка говорила о том, что он абсолютно уверен, что потом я ему обязательно расскажу.
Всё так и будет, дорогой Трикстер...
Следующие два дня Саске не появлялся в универе, заставляя меня нервно курить после каждой пары. Он намеренно пропал, и я знал это. Он заставил меня нервничать, копаясь в своей голове. У меня есть одна очень глупая и ненавистная мне особенность: я всегда себя накручиваю. Это ощутимо мешало мне жить и тем более спокойно рассуждать, Учиха был прав, мне нужен кто-то. Этот кто-то должен говорить со мной, много говорить. Наверное, именно поэтому я все это время терпел рядом с собой говорливого Саске, его глупые рассказы и болтовню не по делу. Он отвлекал меня от самобичевания и жутких воспоминаний, а сейчас рядом лишь пустое место, которое никто не стремиться занимать. Я понял, парень, ты хотел, чтобы я это осознал...
Ещё через пару дней Его Величество Учиха соизволил снизойти до простых смертных и появился на учебе. Впервые опоздав, он громко распахнул дверь аудитории и, извинившись, прошел на свое место. Но сегодня его место почему-то было не рядом со мной. Я злился. Он улыбался всем, смеялся, много говорил, шумел, дурачился, а, проходя мимо меня, дружелюбно скалился и вопросительно смотрел, мол, в чем дело, ничего же не произошло. Да, да, Саске... твои зубы я оценил и понял, что желание выбить парочку из них никуда не делось.
На парах я безостановочно вертел в руке ручку, часто порываясь её сломать ко всем хуям. Меня нервировало поведение Учихи, но в какой-то момент я понял, что мне нравится то ощущение тайны, которое он мне дарил. Ведь никто не знал, каков он на самом деле. Интересно, он уже трахнул кого-нибудь из наших одногрупниц? Они пачками на него вешаются. Усмешка коснулась моих губ и, услышав звонок, я встал с места и направился к выходу из университета. Я неторопливо шагал по улице, на ходу закуривая, и думал о том, что я гребаная истеричка. Этот художник, мать его, вывел меня из равновесия, и теперь я слишком много думаю. Я принял правила его игры, но, честно говоря, хуй его знает, на что я там подписался. Меня не пугала неизвестность, но я сам себя раздражал от того, что ждал хоть какого-нибудь знака внимания от этого высокомерного ушпырка. Я хотел поговорить с Саске. Ну или с размаху съездить ему по идеальному лицу.
В этот же вечер меня потянуло на крышу дома, где жил Учиха. Я около двадцати минут стоял, подставляя лицо теперь по-весеннему теплому ветру и смотря на солнце, которое с каждой минутой все больше скрывалось за линией горизонта. В какой-то момент мне показалось, что оно впервые за долгие годы греет меня. Скрип открывающийся двери вернул в реальность. Наконец-то, я заждался.
- Гаара?
- Не делай такое лицо, как будто ты удивлен.
Он усмехнулся, подошел ко мне и разложил свои вещи для рисования. Теперь я принимал это как должное, меня совсем не удивляло и ничуть не смущало его занятие. Учиха теперь и сам не стеснялся и открыто рисовал при мне, считая это вполне нормальным. Его лицо не выражало ничего кроме спокойствия и умиротворения. Он действительно знал, что я приду, но удивиться было частью игры. Я достал сигарету и закурил, снова смотря на уходящее солнце.
- У тебя невероятно красивое лицо, - я обернулся абсолютно уверенный, что мне послышалось, но переспрашивать не стал, потому как естественно мне не послышалось. Взгляд, которым на меня смотрел Саске, был странным и непонятным. Он склонил голову на бок, пару раз лениво моргнул, и легкая улыбка едва коснулась его губ. - Я снова хочу нарисовать тебя.
- Я уйду, как только закончатся сигареты, - он взял пачку, которую я все это время держал в руках, и открыл ее.
- Я успею.
Учиха взял лист бумаги и начал что-то быстро, но уверено выводить карандашом. Его тонкие пальцы несильно держали предмет, и после каждого движения на белом пространстве появлялось все больше линий, которые, складываясь, образовывали мое лицо. Я невольно засмотрелся на это и даже не заметил, как сделал шаг вперед. Теперь нас отделяли всего несколько сантиметров. В эту секунду он резко поднял голову и как-то слишком дерзко посмотрел на меня. Он медленно и как-то лениво облизнул верхнюю губу и неожиданно поцеловал меня. В этот раз получилось гораздо больше страсти, и поцелуй был каким-то обдуманным... Я не сразу заметил, как Саске начал утягивать меня в сторону выхода, но то, как он прижал меня к стене в коридоре я почувствовал сразу. Не обрывая поцелуй, я поменял нас местами, и теперь прижатым оказался Учиха. Похоже, его и такой расклад вполне устраивал. Он чуть раздвинул ноги, уступая место между них моему колену, и как будто направлял меня, подталкивал к каким-то более активным действиям. Я же, кажется, уже начал звереть. От желания кружилась голова, а руки давно сами по себе раздевали Саске. Я подхватил его, заставляя обхватить мою талию ногами, а он как будто только этого и ждал. Он улыбнулся сквозь поцелуй и стянул с меня свитер. Кожу холодило, все-таки не лето, но никто из нас этого не замечал. Нас поглотила страсть, и лично я уже совсем хреново соображал, продолжая раздевать парня и предвкушая продолжение. Учиха резко и грубо хватал меня за волосы на затылке, оттягивая назад и кусая шею, царапал плечи и все ближе прижимался, ясно давая понять, что в живот мне отнюдь не телефон упирается. Его тонкие руки уже поглаживали мою эрекцию, и тут я неожиданно и, видимо, больно приложил Саске об стену. Он зашипел и гневно посмотрел на меня.
- А тебе не кажется, что мы несколько заигрались? - каждое слово я буквально выдыхал ему в лицо, с силой сжимая его плечи. Он чуть морщился, но продолжал упрямо смотреть мне в глаза.
Через несколько секунд этих гляделок он так же резко схватил меня за подбородок, немного притянул к себе и так же выдохнул в мое лицо:
- Когда мне начнет что-то казаться, я обязательно тебе сообщу.
Я взял в свои руки его запястья и больно, до синяков сжал, а потом, совершенно не жалея, укусил за губу Учиху. Алая кровь стекала по его точеному подбородку, и я как завороженный смотрел на это. Я чувствовал, как под ребрами бешено колотится его сердце, чувствовал горячее дыхание, и меня отпускало... Мысли понемногу возвращались, и, кажется, стало легче дышать. Я осторожно слизал капельку крови и резко сделал шаг назад, от чего Саске чуть не рухнул на пол всей своей маленькой тушкой.
- Смотри не заигрывайся, - я подмигнул ему, одел свитер, поправил штаны и, закурив, ушел.
Звук моих шагов ленивым эхом отдавался по подъезду. Перед глазами вместо ступенек стоял образ растерянного Саске. Блять... а ведь он даже удивляется пафосно. Он даже когда еле на ногах смог устоять ехидно ухмыльнулся и зло стрельнул глазками, мол, ты еще не понял, что потерял. Да я, ебаный в рот, уже через пол минуты это понял, когда почувствовал, как сильно ноет член! Свежий ветер немного успокаивал, но мысли будто роем копошились в моей голове, хаотично летая из стороны в сторону. Я не люблю курить по дороге, поэтому, выйдя из подъезда, встал и поднял голову вверх, стараясь взглядом уловить знакомую фигуру на крыше. Фигуры не было, но оттуда медленно летел лист бумаги. Я смог поймать его. Хм... Саске... я, пожалуй, повешу это на стену под стеклом и в рамке.
- Ого! Кто это нарисовал? - я пришел домой и положил рисунок на тумбочку в коридоре. Неожиданно приехавшая сестра тут же схватила его и принялась рассматривать. - Ты здесь очень красивый...
- Тем, оставь в покое бедный лист.
- Не будь таким вредным! Так кто художник?
- Тот, кто неплохо пролезает сквозь прорези в панцире.
Темари совершенно не поняла, что я имел ввиду, но спрашивать не стала. Она молча отдала мне рисунок, уверенная в том, что скоро и так все узнает. Я зашел в свою комнату и снова посмотрел на "подарок". Значит, таким ты меня видишь, да? Я снова задумался. Переспать с Учихой - довольно привлекательная идея, но он же просил меня не заканчивать игру. Значит, я буду тянуть до последнего, пока не буду сам дергать за ниточки чертовски красивую куклу. Теперь я понял свою роль и должен блестяще её сыграть, ведь мой реальный образ должен соответствовать портрету, верно?
Утро было на диво отвратительным: меня всю ночь мучали жуткие сны эротического характера с обязательным участием Учихи, поэтому мое состояние явно переваливало за отметку «не выспался», о чем свидетельствовали нездоровые мешки под глазами. Я еле доплелся до университета, толком не скурив и одной сигареты. Неожиданно я вспомнил, о двух выпитых мной вчера бутылках виски, что несколько порадовало приятными воспоминаниями о чудесном вкусе напитка и тут же отозвалось неприятной болью в голове. Ноги с большой неохотой подчинялись мне, но я как истинный борец не прерывал ход , не сбавлял шага, на самом деле просто, потому что если б я сел на так сладко манящую лавочку, я бы просто не встал с нее до самого вечера. Наконец виднелся университет, чему я был в какой-то степени даже рад, хотя мозг отказывался принимать за правду то, что сегодня нужно ещё и что-то запоминать. Было очень трудно сообразить, куда мне нужно идти и к какому предмету готовиться, и я встал прямо перед главным входом, бездумно рассматривая стеклянные двери перед собой.
- Гаара!
Я заметно вздрогнул, и уже давно тлевшая сигарета выпала у меня изо рта. Я перевел на неё несколько жалеющий взгляд и глубоко вздохнул, не считая нужным удостоить внимания придурошного Учиху. Его особенно тошный сегодня голос я не мог не узнать, но никак не обозначил это.
- Здороваться резко разучился?!
- А ты чего такой отвратительно бодрый, Учиха?
- А ты чего такой отвратительно отвратительный? Не беси, у нас пары, тащи свою задницу в темпе. – Саске резко развернулся и открыл дверь, немного подождав меня.
Я чувствовал себя немного амебно, но вполне терпимо, поэтому через некоторое время пришел в себя и смог поставить заносчивого ублюдка на место, хотя ему все же удалось вытащить меня в парк. В какой-то степени я даже был благодарен ему, потому что мои мысли, наконец, встали на свои места, а легкий теплый ветерок приятно ласкал лицо, успокаивая. На какое-то время я совсем выпал из реальности и даже не заметил, как Саске облокотился на меня так, что мы сидели спина к спине. Он выбрал очень удачное место: лавочка в конце парка была скрыта чуть зеленевшими кустами, и было тихо. Я редко отмечаю красоту природы, но, видимо, недосыпание странно на меня влияет.
- Как спалось? – театрально скрытое ехидство ничуть меня не задело, но про себя я отметил, что если резко развернуться и с силой замахнуться рукой назад, то можно приложить Саске о лавочку, - Ты как-то плохо выглядишь.
- Заткнись, - я ударил его головой о затылок так, что тот громко зашипел и, терев ладонью затылок, повернулся ко мне лицом.
- Ты совсем охренел?! Больно же!
- Я надеялся вышибить тебе часть мозга, отвечающую за речь, но увы. Ты портишь тишину.
- А ты портишь мне нервы. Не подскажешь, где у тебя кнопка выключения злобного гнома?
- Ты начинаешь надоедать мне.
Я сильно сжал шею Учихи рукой, чувствуя, как бьется пульс. Теплая кожа приятно грела обыкновенно холодные ладони, а темные глаза смотрели с вызовом. Я ожидал незамедлительной шумной реакции, но получил лишь практически невесомые прикосновения тонких пальцев на запястье. Он остановился на кисти и мягко сжал её, прося отпустить шею. Рука как-то сама отреагировала, и теперь я уже не чувствовал тепла его кожи.
- У тебя руки холодные. Неужели замерз? – Саске произнес это непривычно мягко и тихо.
- Они всегда такие… - я даже немного растерялся и как-то рассеяно смотрел на то, как он горячо дышит на мои ладони.
- Чего замер? Выдохни, у тебя глупый вид.
- Заткнись, - я разом поменялся в лице и отвернулся, но положения не поменял. Саске продолжал держать мою руку, и, чувствовав его выжидающий взгляд, я снова повернул голову. – Что?
- Ты на ребенка похож.
- Мм… А ты видел когда-нибудь курящих и матерящихся ста восьмидесяти сантиметровых детей?
- Нет. Это впервые.
И мы замолчали. Вдалеке был слышен звонкий смех детей, где-то на деревьях щебетали птицы, но все эти звуки доносились как-то приглушенно, и мне казалось, что мы одни. Я смотрел в черные бездонные глаза и становился все ближе и ближе к лицу Саске, наконец, оставив на его чуть пухлых губах мягкий поцелуй.
От моей сентиментальности меня затошнило немного позже: когда мы возвращались домой. Учиха шёл с очень странным видом, что несколько скрасило ощущение отвращения к самому себе. В какие-то моменты мне даже казалось, что вокруг его головы летают сердечки, что положения с тошнотой никак не исправляло. Я мысленно отмахнулся, достав из пачки сигарету.
- Последняя…
- Что?
- О! Учиха! Ты наконец-то вышел из любовного транса? – губы сами растянулись в ехидной улыбке, отчего Саске резко остановился с явным гневом на лице. Дошло, да? Я пошел дальше, продолжив. – Успокойся, я никому не скажу.
Это было великолепной идеей – развести его на эмоции. Даже не столько на эмоции, сколько на чувства. Каким бы гениальным не был актер, за пределами сцены его душа открывается нараспашку, позволяя увидеть настоящее. Признаться, даже я это скрываю, только с небольшой поправкой: сцена для меня – сама жизнь. Ты глубоко полез, Учиха, и я в жизни не видел таких воистину мастерски сделанных масок, но сможешь ли ты перебороть все то дерьмо, которое кипит во мне уже много лет? Я только сейчас начал понимать, что сам позволил тебе добраться до сути, но это ты предложил игру, и нужно сделать её максимально сложной и захватывающей. Так давай поиграем?
- Улыбка тебе идет.
Я был точно уверен, что больше скалился, но, видимо, потерявшись в мыслях, ощутимо ослабил контроль над мимикой. Да-да, Учиха, я понял.
Мы как будто играем в шахматы не по правилам. Каждый ход сулит что-то невообразимое. Мне впервые в жизни нужно такое больше количество времени, чтобы обдумать следующий шаг, а он так легко подбирает нужные комбинации. Становится тяжелее, но блеск его хитрых глаз, только подогревает мой интерес.
- Ты считаешь? Значит, я буду реже так делать.
- Означают ли твои слова, что ты специально мне улыбнулся?
- Пытаешься меня подловить?
- Я только уточняю.
- В опасные игры играешь, малыш.
- Хм.. так ласково… - Саске медленно подошел ко мне. – А ты уверен, что сам обеспечил достаточно хорошую защиту от меня? Твой панцирь выдержит?
- Я на черепаху похож? Учиха, не лезь дальше позволенного, – я начинал злиться. Появилось непреодолимое желание затушить сигарету об его лоб.
- И долго я тут буду тайны мадридского двора разгадывать? – он отошел и облокотился на стену близстоящего дома, мимо которого мы приходили, скрестив руки на груди. – Надоело, но… мне интересно с тобой играть.
И снова его взгляд… Он смотрел так, будто уже давно знал, что у меня внутри, но терпеливо ждал, пока я сам не начну раскрываться. Я подошел к нему вплотную, облокотившись согнутой в локте рукой о стену, а второй схватил Учиху за волосы на затылке. Я знал, ему было больно, отчего тот тихо зашипел и обнажил свои ровные белые зубы, но взгляда не отвел. Мне казалось, что я тонул в его черных омутах. Черные дыры, мать их… И где только таких борзых берут… Интересно, он и правда думает, что сможет влезть ко мне в душу? Ох, парень, там столько дерьма, что в жизни не выберешься.
- Я в последнее время стал замечать, что ты как-то слишком много начал позволять себе. Не зарывайся, Саске. – я выбросил сигарету, не затушив её.
- Мне кажется, у тебя вместо сердца песок, Гаара. Такой сухой и скрипучий. Может, расскажешь, кто стер такой важный орган в твоем теле? – каждое слово он выдыхал мне в губы, практически касаясь их. В глазах играл озорной огонек, и чувствовал, что он совсем не боится меня.
- Я уже говорил, что хочу выбить тебе часть мозга, отвечающую за речь? Ты портишь тишину, – я больно укусил Саске за губу, ничуть не контролируя жажду крови. Металлический привкус божественен…
Учиха совершенно не сопротивлялся. Он стоял, чего-то выжидая и все так же смотря на меня. Я продолжил сжимать челюсти, сильнее прокусывая губу. Кровь тонкими струйками стекала с точеного подбородка, и пара алых капель уже успела сорваться вниз, впитываясь в ткань рубашки. Наконец, я услышал тихий оборванный болезненный стон и резко отпустил кровоточащую губу, которая теперь чуть подрагивала. В его глазах я заметил застывшие слезы, и теперь мои губы растянулись в дикой улыбке.
- И что ты чувствуешь теперь, Гаара?
Я чувствовал… удовлетворение. И что-то еще… это сподвигло меня почти нежно слизать, готовую сорваться с подбородка еще одну каплю крови.
- Сегодня я проводил тебя до дома. Не хочешь пригласить в гости? А, Учиха?
- Опасный ход…
Я плохо помню, как он тащил меня за руку на верхний этаж высотного дома. Помню лишь, как грубо раздевал его в коридоре, с силой приложив о стену. Я срывал с его тела одежду, оставляя красные пятна на бледной чувствительной коже. Саске сдавленно шипел от боли, но глаза выдавали явное удовольствие от происходящего. Мне начинало сносить крышу от понимания своего превосходства и полного контроля над Учихой. Он послушно двигался, ведомый грубыми толчками и ударами, пока мы не достигли спальни. То, что ведомым был тогда я, я пойму только утром, когда в глазах перестанет мутнеть от желания, а образы перестанут двоиться.
запись создана: 16.06.2012 в 03:49

@темы: Фанфики

URL
Комментарии
2012-06-16 в 21:20 

Umimaru [DELETED user]
О да, насчет ООС предупреждение правдивое. Местный Саске - эдакая смесь Наруто и Сая, у меня почему-то сложилось впечатление, что образ вдохновлен новыми извращениями Кисимото, нэ?
А вцелом мне нравится. Хорошо бы найти Бету на вычитку, и будет вообще конфета. Интересно посмотреть, что дальше, и пусть Гаара сильно не оосится.)
Спасибо.

2012-06-16 в 21:43 

GoldAn
Umimaru, спасибо за отзыв)
Обещаю над Гаарой не издеваться)

URL
2012-06-21 в 10:17 

rebel_in_soul
ох, вы так быстро пишете)) спасибо, мне очень нравится этот фанф и особенно пейринг)) хотя к такому Саске нужно привыкнуть..)

2012-06-21 в 14:06 

GoldAn
rebel_in_soul, ну вот, болел Саске)))

URL
   

Diary)

главная